Монетарные проблемы и стимулы развития оборота электронных денег

.

Выявление монетарных проблем и разработка стимулов развития оборота электронных денег
Одной из современных тенденций развития мировой экономики является усиление роли монетарных процессов, выступающих как фактором ее стабилизации, так и дестабилизации. Это обусловливает повышенное внимание к изучению фундаментальных основ монетарных процессов, их влияния на воспроизводственный процесс, к разработке направлений, инструментов и методов государственного регулирования монетарных процессов, включающих законодательно и институционально закрепленный порядок систематического воздействия денежных властей на денежный рынок посредством установления промежуточных и конечных целей, использования инструментов и методов денежно-кредитного регулирования для их достижения, а также трансмиссионный механизм, обеспечивающий положительное влияние достижения этих целей на экономический рост.


В рамках данного направления исследования не может остаться без внимания и вопрос влияния электронных денег на макроэкономические монетарные процессы и особенности их государственного регулирования.
Логика данного исследования, которое является новацией в исследовании современных монетарных процессов, предполагает анализ следующих вопросов:
• влияние появление и оборота электронных денег на воспроизводственные процессы с точки зрения проблемы «нейтральности/ненейтральности денег» в экономике (влияние на объект монетарных процессов);
• влияние электронных денег на измерение и структуру денежной массы как количественных характеристик денежного оборота;
• влияние оборота электронных денег на такие монетарные проблемы, как инфляция, монетизация экономики, устойчивость и эластичность денежной системы;
• влияние появления электронных денег на поведение субъектов монетарных процессов (экономических субъектов, в том числе и в первую очередь, населения, осуществляющих электронные розничные платежи);
• влияние на государственное регулирование монетарных процессов.

Электронные деньги и проблема «нейтральности/ненейтральности денег» в экономике
В данном вопросе будем опираться на определение электронных денег, приведенного в настоящем исследовании, и российский аналог электронных денег (электронные денежные средства), формализованный в Федеральном законе от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».
Сущностная характеристика электронных денег включает: понятие денег как экономической категории и их качественная характеристика – признак «электронности». С нашей точки зрения, признак «электронности» денег не меняет их сущности, поэтому появление и оборот электронных денег необходимо рассматривать в контексте общего исследования влияния денег на воспроизводственные процессы.
Проблема «нейтральности/ненейтральности денег» известна давно. Фактически все исследователи, кто занимается вопросами развития монетарной сферы экономики, особенностями ее регулирования, воздействия на макроэкономические процессы, так или иначе, затрагивают вопросы «нейтральности/ненейтральности денег» в экономике.
Можно согласиться с мнением К.В.Ордова[48], что на данный момент известны как сторонники крайних точек зрения на «нейтральность» денег, утверждающих, с одной стороны (с точки зрения практически абсолютной «нейтральности» денег), что изменения величин денежных агрегатов воздействуют лишь на номинальные экономические показатели, т. е. вызывают инфляционный процесс (например, Й. Шумпетер), а, с другой стороны (с точки зрения «слабой и неоднозначной нейтральности» денег – например, Р. Лукас), что «непредвиденный рост денежной массы способен стимулировать производство аналогично тому, как непредвиденные ограничения могут стать причиной депрессии»[49].
В вопросе «нейтральности» денег есть и сторонники «средней нейтральности» денег. Это, прежде всего, представители австрийской экономической школы), которые выдвигали и продолжают отстаивать идею 100 %-го резервирования средств в центральном банке. В ХХ веке такие идеи выдвигали Л. фон Мизес[50], Ф. фон Хайек, предлагавший модель денежной системы, которая на основе сочетания свободной банковской деятельности и частной эмиссии денежных средств приведет к модели банковской системы со 100-процентным резервированием[51], частично данную идею поддерживали в разные периоды своих научных исследований М.Фридмен, Дж. Тобин, М.Алле, М.Ротбард, продолжает развивать сегодня данное направление современный представитель австрийской школы Х. Уэрта де Сото, который не только активно защищает данную точку зрения, но и разработал стадии процесса реформирования банковской системы: от существующей системы с централизованно планируемым финансово-банковским сектором к системе с полностью частным финансово-банковским сектором, подчиненным принципам права, а именно: полная свобода банковской деятельности, подчиненная принципам права (требование 100 %-ного резервирования, свободный выбор средств обращения, распространение реформы в международном масштабе, единый мировой денежный стандарт, кредитная экспансия отсутствует, постепенная дефляция, постоянный и устойчивый экономический рост[52]. Вместе с тем, следует заметить, что даже представители австрийской школы, строго говоря, не отрицают «нейтральность» денег для экономики. В данном случае речь идет скорее, о каналах эмиссии денег и поступления их в оборот, а по модели даже последнего этапа реформирования банковской системы (по логике Х. Уэрта де Сото) между деньгами (массой денег) и экономическим ростом существует сильная и устойчивая взаимосвязь.
Сторонники концепции «ненейтральности» денег в экономике подчеркивают казуальные (причинные) отношения между деньгами и экономическим ростом, который, естественно, не является механическим, а представляет собой экономические последствия воздействия изменения количества денег на совокупный спрос, а затем – совокупное предложение в условиях частичной и полной занятости. И в данном случае есть, как и сторонники крайних точек зрения на «ненейтральность» денег, утверждающих, с одной стороны (с точки зрения практически абсолютной «не-нейтральности» денег), что переход к бумажным деньгам и изменение массы денег способны обеспечить быстрые темпы расширения торговой деятельности за счет роста кредитования, (например, Дж. Ло), а, с другой стороны (с точки зрения «слабой и неоднозначной ненейтральности» денег – например, Д. Патинкин), что «динамическое воздействие увеличения количества денег зависит от того способа, которым они вводятся в экономику»[53], т. е. через инструменты финансовой политики (например, через государственные расходы, закупки, изменения налогообложения) или через инструменты монетарной политики (воздействие на банки и иных финансовых посредников). Данное положение имеет особое значение для анализа регулирующих элементов денежной системы и особенностей неинфляционного характера эмиссии денег.
Заметим при этом, что учение Дж. М.Кейнса и в целом кейнсианское и посткейнсианское направление экономической науки рассматривает не-нейтральность денег также с позиции особенности их «вхождения» в экономические процессы, утверждая, что неэффективность процессов автоматической «настройки» (саморегулирования) экономики невелика, поэтому необходимы прямые государственные вливания, например, в виде финансирования общественных работ, хотя в целом не отрицает «неней-тральность» денег в экономике, отмечая, что «пока имеется неполная занятость факторов производства, степень их использования будет меняться в той же пропорции, что и количество денег; если же налицо полная их занятость, то цены будут изменяться в той же пропорции, что и количество денег»[54]. А современные сторонники классического направления экономической науки – сторонники активной денежно-кредитной политики, способной воздействовать на совокупный спрос,[55] – допускают, что монетарная политика может быть неэффективной, но для повышения ее неэффективности должна быть дополнена автоматически действующей системой финансовых стабилизаторов – противоциклического ослабления налогов и трансфертами.[56] Данное утверждение имеет особое значение для целей повышения эффективности монетарного регулирования экономики, поскольку приводит к мысли о необходимости координации денежно-кредитной и финансовой политик в целях обеспечения стабильности денежной системы и, как следствие, стабильности экономической системы в целом.
Разделяя «среднюю» точку зрения на «ненейтральность» денег в экономике, признавая наличие казуальных связей между объемом денежной массы и объемом ВВП через особые финансовые и денежно-кредитные трансмиссионные механизмы этого воздействия, а также исходя из данного в настоящем исследовании определения электронных денег, можно констатировать, что появление и оборот электронных денег не меняет общего представления о влиянии денег на макроэкономические переменные воспроизводственного процесса.

Влияние электронных денег на измерение и структуру денежной массы как количественных характеристик денежного оборота
Организация и регулирование самого денежного оборота – это важнейшее направление государственного регулирования экономики, представляющее собой совокупность мероприятий, разработанных Банком России совместно с Правительством, в области организации денежных отношений в стране. Для регулирования денежного оборота необходимо наличие формальных институтов, устанавливающих правила и определяющих характер, методы и инструменты регулирования, а также меру ответственности за несоблюдение или нарушение установленных институциональных правил. К такому формальному денежному институту относятся денежные средства как объект денежного оборота.
К денежным средствам в РФ, которые немедленно могут быть использованы как платежное средство (средство платежа) относятся: 1) «наличные деньги в обращении», которые выпущены в обращение Банком России, кроме сумм наличности, остающихся в кассах Банка России и кредитных организаций, которые временно, до момента их использования выполняют функцию средства сохранения стоимости; 2) «переводные депозиты» – остатки средств резидентов страны в валюте РФ на расчетных счетах, текущих и прочих счетах до востребования, которые открыты в кредитных организациях, включая начисленные проценты по этим операциям. В данном случае речь идет об агрегате М1, который включает в себя и агрегат М0[57].
Заметим, центральные банки большинства стран, в том числе и Банк России, при формировании и анализе макроэкономических финансовых показателей принимают в качестве методологической основы Руководство по денежно-кредитной и финансовой статистике (МВФ, 2000 г.)[58], в соответствии с которым к обязательствам, включаемым в широкую денежную массу, относятся различные типы финансовых активов, разделенные по трем основными аспектам: 1) финансовые активы, представляющие собой компоненты денежных агрегатов, 2) сектора, являющиеся держателями денег, и 3) сектора, являющиеся эмитентами денег.
Подробный перечень активов финансовых активов, включаемых в состав широкой денежной массы в соответствии с Руководством по денежно-кредитной и финансовой статистике (МВФ, 2000 г.) включает:
• Финансовые активы, выпускаемые депозитными корпорациями, а именно:
– наличная национальная валюта;
– переводные депозиты (могут включать депозиты, выраженные в иностранной валюте);
– депозиты до востребования (переводимые посредством чеков, жиросчетов и иными аналогичными способами);
– банковские чеки (при их использовании в качестве средства обмена);
– дорожные чеки (при их использовании в операциях с резидентами);
– депозиты иного вида, обычно используемые для производства платежей (могут включать часть переводных депозитов, выраженных в иностранной валюте, или все такие депозиты);
– другие депозиты (включая акции или аналогичные свидетельства переводных депозитов, выпускаемые ссудно-сберегательными ассоциациями, строительными обществами, кредитными союзами и т. п.; сберегательные счета, условиями которых предусматривается услуга автоматических трансфертов (АТ) – перевод средств со сберегательных счетов на переводные депозиты в случае, если на последних образуется овердрафт; электронные деньги, эмитируемые с помощью карт или являющиеся переводными иным способом; а также иные виды, не отнесенные к другим категориям);
– непереводные сберегательные депозиты;
– срочные депозиты (т. е. депозиты с фиксированным сроком);
– прочие (включая акции или аналогичные свидетельства непереводных депозитов, выпускаемые ссудно-сберегательными ассоциациями, строительными обществами, кредитными союзами и т. п.; соглашения РЕПО, включаемые в широкую денежную массу, депозиты до востребования, средства с которых могут быть сняты незамедлительно, но которые не являются переводными; и другие виды);
– ценные бумаги, кроме акций;
– депозитные сертификаты;
– коммерческие бумаги;
– прочие (включая любые ссуды, производные финансовые инструменты, акции и другие формы участия в капитале, входящие в широкую денежную массу).
• Финансовые активы, выпускаемые другими секторами (кроме депозитных корпораций), а именно:
– наличная национальная валюта, эмитируемая центральным правительством;
– иностранная валюта (в странах, где иностранная валюта обращается как средство обмена);
– переводные депозиты;
– переводные депозиты, принимаемые центральным правительством или почтовой системой;
– дорожные чеки, выпускаемые единицами, не являющимися депозитными корпорациями;
– прочие (включая электронные деньги, выпущенные единицами, которые не являются депозитными корпорациями).
Другие депозиты, принимаемые центральным правительством или почтовой системой.
Таким образом, Руководство по денежно-кредитной и финансовой статистике допускает эмиссию электронных денег эмитентами, которые не являются банками. Более того, в связи с развитием электронного денежного оборота данный сегмент денежной массы будет усиливать свое значение.
В России в соответствии с ч. ч. 5 – 6 ст. 7 Закона N 161-ФЗ оператор по переводу электронных денежных средств не вправе кредитовать клиента для увеличения его остатка электронных денежных средств, не может он и начислять проценты на остаток денежных средств или выплачивать какое-либо вознаграждение клиенту. Таким образом, операторы не могут быть эмитентами денежных средств.
Хорошо это или плохо для экономики? С одной стороны, это ограничение не дает возникнуть рискам для экономики, связанным с тем, что операторы по переводу электронных денежных могут осуществлять неконтролируемую эмиссию денег, т. е. для субъектов платежной системы создается барьер, который препятствует операторам по переводу электронных денежных средств заниматься фактически банковской деятельностью.
С другой стороны, это означает, что из денежного оборота исключаются денежные средства, которые с развитием электронной коммерции могли бы быть одним из факторов роста монетизации экономики. Не учитывать этот фактор в долгосрочной перспективе нельзя, но необходимо разрабатывать экономические и правовые вопросы регулирования возможно будущей деятельности субъектов платежной системы.
Можно однозначно констатировать, что развитие оборота электронных денег меняет структуру денежного оборота в целом. Электронные деньги выступают как заместитель наиболее ликвидной части денежной массы – наличных денег, они появляются не как дополнение к наличным деньгам, а как элемент, дополняющий наличность. С развитием электронных розничных платежей можно предположить, что электронные деньги могут постепенно заместить оборот наличных денег по малым операциям, а в долгосрочной перспективе и полностью вытеснить наличные из розничных платежей. Соответственно, возникает риск потери контроля центрального банка над эмиссией денег. При всей фантастичности данного утверждения на сегодняшний день не учитывать его нельзя. На это указывал Банк международных расчетов еще в 1996 г. в своем первом докладе по электронным деньгам[59], отмечая, что обширное распространение электронных денег может сократить валюту баланса центральных банков, и проблема состоит в определении того, с какого момента это сокращение может оказывать негативное воздействие на монетарные процессы.
На сегодняшний день для России этот риск потери контроля центрального банка над эмиссией электронных денег является несущественным именно в связи с существующей формализацией трактовки электронных денег в Законе N 161-ФЗ «О национальной платежной системе.
Вместе с тем, надо учитывать, что в соответствии с институциональной денежной теорией деньги могут выступать как формальный и неформальный институт. Формирование и неформального, и формального института денег базируется на развитии экономических отношений. Не могут появиться «деньги-символ» без формирования определенного уровня экономических отношений, т. е. деньги не только реализуются в виде общественных отношений, но и возникают на их основе. Деньги не существуют в рамках замкнутого хозяйства, они выступают как общественные отношения участников производства, обмена, распределения, потребления. Деньги формируются и развиваются на восприятии их как некоего абстрактного эквивалента, равноценного (равнозначного, обладающего одинаковой полезностью) другому, вполне заменяющему его, который позволяет субъекту сделать экономический выбор, принять определенное экономическое решение и вступить на этой основе в экономические отношения с другими субъектами.
Деньги появляются как неформальный институт на основе устойчивых привычек общения, связей в экономической сфере, а затем закрепляются как формальный институт. Деньги появляются как неформальный институт, как некое соглашение, регламент поведения, который никто не навязывает. При этом, если дальнейшее формальное институционирование денег будет не совпадать с осознанием денег как неформального института, то поведение людей, их мотивация в выборе денег как института будет объективно нарушать установленные нормы и прописанные регламенты. Более того, асимметричность информации, заложенной в институциональные регламенты, может искажать роль денег в качестве информационного ориентира и приводить к неадекватной оценке реальной макроэкономической ситуации.
Поэтому появление субститутов законных платежных средств (денег) связано с определенными потребностями экономических субъектов. Если потребности экономических субъектов в электронных денежных средствах будут расти, а экономические агенты станут больше доверять именно электронным деньгам, эмитированным именно не-банками, чем валюте, выпущенной центральными банками (банкнотам и монетам, т. е. центральным деньгам), то вопрос о формализации электронных денег и их особом регулировании встанет и перед нашим центральным банком.
Тот факт, что деньги появляются первоначально как неформальный институт, как некое соглашение, регламент поведения людей, объясняет и появление биткоинов. Следует заметить, что объяснение появления и использования в денежном обороте суррогатных денег логично следует из определенного еще А. Маршаллом, затем Дж. М.Кейнсом феномена денег и денежных средств как инструмента функционирования индивидуумов с учетом характера и психологии их поведения по отношению к финансовым активам, выполняющим денежные функции. В настоящий момент на территории России выпуск денежных суррогатов запрещен, хотя следует отметить, что определение понятия «денежный суррогат» в законах отсутствует.
В России данная цифровая валюта не может быть использована даже как электронное средство платежа (ЭСП),[60] т. к. в 161-ФЗ о НПС в соответствии с определением ЭДС, остаток ЭДС учитывается без открытия банковского счета, а все распоряжения в отношении остатка ЭДС клиент дает исключительно с использованием ЭСП и тем самым законодательно определяет исключительно безналичную природу электронных денег.
Поэтому пока применение данного спекулятивного финансового актива не оказывает существенного влияния на денежные отношения. Это, скорее, понятия, аналогичное иным спекулятивным финансовым инструментам. Хотя, распространение биткоинов интересно с точки зрения поведения людей и уровня их финансовой грамотности, а «неподконтрольность» биткоинов национальным органам власти привлекает к «виртуальным валютам» теневой сектор экономики.

Влияние оборота электронных денег на такие монетарные проблемы, как инфляция, монетизация экономики, устойчивость и эластичность денежной системы
Влияние оборота электронных денег (ЭДС) на инфляционные процессы является косвенным, но имеет место быть в связи с тем, что в целом инфляция, по выражению М.Фридмана, «всегда и везде есть монетарное явление». Выявить трансмиссионный механизм влияния электронных денег на инфляционные процессы, «очистив» данный фактор инфляции в России от других, достаточно сложно в связи с тем, что сложно «вычленить» из общей денежной массы в ее современном определении долю именно электронных денег. Кроме того, выявление данного фактора вряд ли может изменить политику центрального банка по таргетированию инфляции. Более того, немонетарный характер инфляции в России свидетельствует о том, что изменение предложения денег при низком уровне монетизации экономики, а также изменение доли электронных денег в структуре денежного оборота не являются значимыми факторами развития инфляционных процессов в российской экономике.
Оборот электронных денег может повлиять на инфляционные процессы не только через количественные факторы инфляции, но и через такой фактор, как склонность населения к сбережению или накоплению (накопления населения – самый «большой пул» долгих денег в стране). От склонности населения к кредитной форме накопления зависит удельный вес срочных депозитов в структуре денежного агрегата М2 и, соответственно, создает условия для увеличения депозитной базы банков с последующим макроэкономическим эффектом в виде роста кредитования. С точки зрения «чисто денежных» вопросов развитие кредитной формы накопления влияет в целом на соотношение наличных и безналичных денежных средств в структуре денежной массы (уменьшается доля наличных, растет доля безналичных). Но это касается проблемы структуры денежной массы в целом, т. е. доли наличных и безналичных денег, а не только доли электронных денег в структуре денежной массы.
Аналогично можно констатировать и зависимость монетизации экономики от оборота электронных денежных средств, т. е. влияние оборо-та электронных денег на монетизацию экономики определяется через его влияние на структуру и объем денежного агрегата М2, принятого национальным центральным банком для оценки анализа монетарных процессов в экономике.
Что же касается влияния оборота электронных денег на эластичность и устойчивость денежной системы, то данное влияние можно констатировать как значимое для экономики.
К универсальным критериям развития денежной системы относится и критерий ее эластичности.
Эластичность денежной системы – ее реакция на изменения потребностей экономического оборота общества в денежных средствах, способность денежного оборота автоматически расширяться и сжиматься в соответствии с потребностями экономии в деньгах
Эластичность денежной системы зависит от того, какая форма денег (полноценные или неполноценные деньги) формирует основу денежной системы. Эластичность денежной системы, основанной на полноценных деньгах, имеет следующую специфику: она неэластична на фазе эмиссии денег, поскольку эмиссия ограничена золотым запасом, но эластична при «сжатии» денежной массы, поскольку уменьшение массы денег в обороте обладает в условиях полноценных денег свойством автоматизма.
Эластичность современной денежной системы высока в фазе эмиссии денег. Современная фидуциарная эмиссия, которая осуществляется на кредитной основе, ничем не ограничивается, кроме установления центральным банком «косвенных» границ». Что касается эмиссии именно электронных денег, то она ограничивается еще и юридически требованием ФЗ «О национальной платежной системе». «Снятие» этого ограничения будет увеличивать эластичность денежной системы, расширять объем используемых в экономике денежных средств. Но в проблеме «эластичности» есть и другая сторона: в условиях неполноценных современных денег, тем более эмитированных некредитными организациями «сжатие» денежной массы не обладает эластичностью. Это означает, что уменьшение массы денег в обороте может произойти под воздействием особой рестрикционной политики центрального банка, а в отношении электронных денег – в случае, если центральный банк обладает властными полномочиями в отношении их эмитентов и держателей электронных денежных средств.
Эластичность денежной системы тесно связана с ее устойчивостью. В системном анализе устойчивость трактуется как способность системы возвращаться в равновесное состояние, преодолевая действие тех факторов, которые привели к его нарушению. Устойчивым тот или иной процесс становится благодаря своей стабильности в динамике с прогрессивным трендом развития, а система в полном объеме выполняет свои функции, в частности, денежная система – регулирующую функцию (количественное и качественное регулирование денежной массы, ее структуры, обеспечение ее соответствия потребностям экономики), эмиссионную (генерирование различных форм и видов денег), контрольную (контроль за выполнением нормативных правил организации денежного оборота). Выполнение денежной системы регулирующей и контрольной функции, в том числе, функции контроля за оборотом электронных денег возможно в случае устойчивости законодательной сферы, постоянства законодательных установлений, регулирующих развитие данного вида денежного оборота. Поэтому сегодня возможное изменение существующей нормативной базы, регулирующей оборот электронных денежных средств, представляется нерациональным с точки зрения именно устойчивости всей денежной системы России:
• устойчивость социальной и нравственной сферы, в том числе уровень доверия субъектов экономики к национальной денежной единице, степень доверия к институтам национальной денежной системы;
• устойчивость политической сферы, направленность на переход общества к инновационной (постиндустриальной) стадии развития, когда формируется такая модель экономического развития, в которой определяющее значение имеет человеческий потенциал в его взаимодействии с окружающей средой, – модель устойчивого развития, а целью такого типа развития становится удовлетворение потребностей нынешнего поколения без ущерба для возможности будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.