Электронные денежные средства как российский вариант электронных денег

перевод денег онлайн .

В России электронные деньги появились в начале 1998 года, когда стала функционировать система платежей PayCash, основанная на классической технологии «цифровой наличности» Дэвида Чаума. С этого момента на территории Российской Федерации началось быстрое развитие инфраструктуры электронных денег, которое длительное время сопровождалось отсутствием у российских электронных денег формального юридического статуса. Ситуация изменилась в 2011 году, когда был принят Закон о НПС, в котором было дано определение электронных денежных средств, а также разработаны основные правила осуществления операций.


В соответствии с законом ЭДС представляют собой денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа.
При этом закон исключил из состава ЭДС денежные средства, подпадающие под определение ЭДС, но удовлетворяющие другим условиям: а) денежные средства получены организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами; б) указанные организации осуществляют учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность таких организаций.
С принятием Закона о НПС в России была реализована концепция электронных денег, основанная на тех же принципах, на которых строилось большинство других систем национальных электронных денег и которые были перечислены в главе 2 настоящей работы.
Во-первых, ЭДС представляют собой требования по обязательствам эмитента электронных денег, в качестве которого выступает оператор ЭДС. В соответствии с законом на операторов ЭДС (относятся к категории операторов по переводу денежных средств) возложена обязанность учитывать денежные средства, предоставленные клиентом, путем формирования записи, отражающей размер обязательств оператора ЭДС перед клиентом в сумме предоставленных им денежных средств. Данная запись называется остатком ЭДС и учитывается на балансе оператора ЭДС во многом аналогично записи о банковском счете на балансе любой кредитной организации.
Во-вторых, так как обязательства оператора ЭДС учитываются в размере предоставленных денежных средств, они носят предоплаченный характер. При этом требование о предоплате ЭДС подтверждается и другими нормами закона, в частности требованием о запрете предоставления ЭДС оператором ЭДС в пользу клиента, а также о запрете начисления процентов на остаток ЭДС.
В-третьих, предоставленные оператору ЭДС денежные средства учитываются без открытия банковских счетов. В связи с этим был расширен круг кредитных организаций, которые могут выполнять операции в качестве оператора ЭДС. В частности, в соответствии с изменениями в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности»[70] появился новый тип кредитных организаций – небанковская кредитная организация, имеющая право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций.
В-четвертых, денежные средства предоставляются оператору ЭДС для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами. И хотя закон вводит некоторые ограничения на третьих лиц (например, в зависимости от юридического статуса плательщиков и получателей средств), данное положение вполне укладывается в принцип классической концепции о переводе электронных денег в пользу широкого круга третьих лиц.
В-пятых, в отношении ЭДС лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. При этом ЭСП определяется как средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. Таким образом, из определения ЭСП непосредственно следует вывод о хранении и переводе в электронном виде стоимости, представленной в форме ЭДС.
Для определения места ЭДС в структуре НПС России будем использовать трехуровневую схему НПС[71], которая отражает процесс агрегирования элементов НПС при движении от нижнего уровня институциональных и инфраструктурных механизмов к уровню субъектов и объектов НПС и далее к уровню систем и процессов НПС (рис. 7). Основой схемы НПС служит матричная структура институционально-инфраструктурного взаимодействия[72], которая позволяет рассматривать с позиций правил (институциональных механизмов) и технологий (инфраструктурных механизмов) практически любой объект, функционирующий в рамках НПС. При этом в соответствии со схемой предполагается, что объекты и субъекты НПС можно представить в виде совокупности взаимосвязанных институциональных и инфраструктурных механизмов НПС, системы и процессы НПС – в виде совокупности взаимосвязанных субъектов (включая действия субъектов) и объектов (включая изменение состояния объектов) НПС.

Исходя из содержания перечисленных выше принципов концепции ЭДС, место ЭДС в структуре НПС можно определить следующим образом:
1) ЭДС как денежные средства, предварительно предоставленные клиентом оператору ЭДС и учитываемые оператором ЭДС в виде записи об остатке ЭДС держателя ЭДС, входят в состав объекта НПС «денежные средства» наряду с наличными и депозитными денежными средствами;
2) правовые нормы, касающиеся прав и обязанностей держателя и оператора ЭДС при совершении операций с ЭДС (включая права требования по обязательствам оператора ЭДС перед держателем ЭДС, правила пополнения остатка и перевода ЭДС и т. д.), порядок бухгалтерского учета ЭДС, правила взаимодействия оператора ЭДС с другими субъектами НПС и другие правила, касающиеся ЭДС, входят в состав институциональных механизмов НПС;
3) технологические процедуры, обеспечивающие движение материальной составляющей ЭДС (создания, хранения, изменения и уничтожения материальных знаков информации о требованиях к оператору ЭДС, встроенных в материальные носители информации), технологии составления, удостоверения и передачи с помощью ЭСП распоряжений о переводе ЭДС, а также иные применяемые в отношении ЭДС информационные и коммуникационные технологии входят в состав инфраструктурных механизмов НПС.
Непосредственно ЭСП также представляет собой объект НПС, но относящийся к разряду «платежные инструменты» НПС. При этом, как все объекты НПС, ЭСП является совокупностью институциональных и инфраструктурных механизмов, регулирующих применение и обеспечивающих технологическую базу для их использования. В частности, это касается прав и обязанностей держателя и оператора ЭДС в рамках договора о предоставлении и об использовании ЭСП, правил применения ЭСП в качестве средства осуществления перевода ЭДС и т. д.
Определение места ЭДС в структуре НПС будет неполным, если не упомянуть о связи ЭДС с такими элементами НПС, как субъекты и системы. В первом случае речь идет об операторе ЭДС, а также о связанных с ним операторах по переводу денежных средств, банковских платежных агентах (субагентах), поставщиках правовых и технологических услуг и др., которые участвуют в предоставлении платежных услуг с использованием ЭДС. При этом каждый из таких субъектов может быть представлен в виде совокупности взаимосвязанных институциональных и инфраструктурных механизмов базового уровня, включая правила создания, регистрации и прекращения деятельности субъектов, правила и технологии совершения операций, связанных с переводом ЭДС, и т. д.
Во втором случае речь идет о системах оказания платежных услуг с применением ЭДС, которые относятся к структурным элементам НПС вида «системы». Каждую такую систему можно представить в виде совокупности субъектов и объектов НПС, связанных с использованием ЭДС и взаимодействующих в процессе функционирования системы.
Заметим, что такие системы могут относиться или не относиться к виду платежных систем. В первом случае в состав системы будут входить такие субъекты НПС, как операторы платежных услуг и операторы услуг платежной инфраструктуры (в лице операционных, платежных клиринговых и расчетных центров), которые соответственно будут предоставлять доступ к платежным услугам и осуществлять обмен сообщениями, платежный клиринг и расчеты по обязательствам между участниками системы, возникшим в связи с использованием ЭДС при переводе денежных средств[73]. В качестве примера можно привести розничные платежные системы, которые получили широкое распространение на территории России, использующие при переводе денежных средств остатки ЭДС, доступ к которым осуществляется с помощью предоплаченных карт[74].
В связи с обсуждением места ЭДС в структуре НПС России рассмотрим вопрос об исключении из состава ЭДС денежных средств, подпадающих под иные признаки ЭДС, но полученных организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и учет информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций. Исключение из состава ЭДС целого класса денежных средств по субъектному признаку означает занижение доли оборота электронных денег в составе денежного оборота, что не способствует созданию реальной экономической картины, необходимой как для развития денежного оборота, так и для использования информации о структуре денежного оборота при решении монетарных задач, стоящих перед государством. В частности, это означает, что влияние платежных инноваций на развитие механизма оборота электронных денег, оставшихся за рамками ЭДС, выпадет из системы регулирования и контроля ЭДС и потребует создания отдельной системы. Экономический смысл такого разделения остается под вопросом, а возможная разница в процедурах регулирования и контроля потенциально способна создать дополнительные риски в части управления денежным оборотом.
Заметим, что если рассматривать российские электронные деньги в рамках обобщенной модели ЭДТТТС, предложенной в главе 5, то денежные средства, исключенные по субъектному признаку из состава ЭДС в Законе о НПС, будут относиться к ЭДТТТС. так как понятие ЭДТТТС не ограничено субъектным составом лиц, участвующих в осуществлении перевода ЭДТТТС. Это наглядно показывает, каким образом подход ЭДТТТС позволяет: а) устранить проблему занижения доли оборота денежных средств, использующих электронный механизм оборота, в составе денежного оборота в целом; б) обеспечить единообразные правила совершения операций при регулировании денежного оборота, в рамках которого движение материальной составляющей различных форм денег принципиально не отличается.
В заключение рассмотрим ЭДС как российский вариант электронных денег с позиций социальных, экономических, правовых, информационных и технологических признаков ЭДС в рамках СЭПИТ-анализа. С точки зрения ЭДС как объектов категории денег на социальном и экономическом уровне у них отсутствуют свойства, принципиально отличающиеся от свойств наличных и депозитных денег (если не учитывать различное восприятие современных технологий разными социальными группами общества).
На информационном уровне информация о требованиях к эмитенту ЭДС будет «подчиняться» стандартным правилам в отношении содержания и структуры информации, которые применимы к информации о требованиях в случае наличных и депозитных денег. На технологическом уровне свойства ЭДС как материальных знаков информации о требованиях к эмитенту ЭДС, встроенных в материальные носители информации, будут существенно отличаться от свойств наличных денег в виде монет и банкнот, но мало отличаться от свойств современных депозитных денег, оборот которых осуществляется с применением электронных технологий.
Фактически основные отличия ЭДС от наличных и депозитных денег будут сконцентрированы на уровне правовых свойств, которые в виде многочисленных ограничений установлены Законом о НПС. Выявлению этих ограничений, а также разработке рекомендаций в части развития механизма оборота ЭДС путем устранения наиболее противоречивых ограничений посвящена глава 7 настоящей работы.
В настоящей работе ЭДС отнесены к безналичным денежным средствам. Безналичные денежные средства достаточно слабо определены в российском законодательстве. Фактически их можно выделить только тремя способами:
а) как форму денег, противоположную форме наличных денежных средств (и тогда в нее попадут все денежные средства, не являющиеся наличными);
б) как денежные средства, в отношении которых используются безналичные формы расчетов;
в) как денежные средства, обладающие обоими признаками. В любом из этих трех случаев есть достаточные основания, чтобы рассматривать ЭДС как безналичные денежные средства.
Во-первых, в Законе о НПС прямо говорится о том, что клиент предоставляет денежные средства оператору ЭДС на основании заключенного с ним договора при осуществлении безналичных расчетов в форме перевода ЭДС.
Во-вторых, в соответствии с Законом о НПС распоряжения в отношении ЭДС передаются исключительно с использованием ЭСП, причем последние должны позволять клиентам оператора ЭДС составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода ЭДС в рамках применяемых форм безналичных расчетов.
В-третьих, информацию об остатках ЭДС и осуществленных переводах ЭДС на постоянной основе учитывают операторы ЭДС – аналогично тому, как информацию об остатках депозитных денежных средств на банковских счетах и осуществленных переводах депозитных денежных средств учитывают операторы по переводу денежных средств.
В-четвертых, ЭДС нельзя причислить к категории наличных денежных средств, так как они не обеспечивают полной анонимности участников платежей. В частности, поскольку оператор ЭДС ведет учет информации об остатках и о переводах ЭДС и выдает наличные денежные средства в обмен на ЭДС только тем клиентам, которые используют ПЭСП, потенциально можно выявить цепочку, по которой передаются денежные средства.
Основной вопрос касательно ЭДС как разновидности безналичных денежных средств возникает в отношении применимых форм безналичных расчетов, в рамках которых осуществляется перевод ЭДС. В настоящее время полный перечень форм безналичных расчетов приведен в Положении № 383-П, в которое вошли расчеты платежными поручениями, расчеты по аккредитиву, расчеты инкассовыми поручениями, расчеты чеками, расчеты в форме перевода денежных средств по требованию получателя средств и расчеты в форме перевода ЭДС. Таким образом, в отношении ЭДС появилась форма безналичных расчетов «расчеты в форме перевода ЭДС», которая в определенной степени решила проблему применимых форм при переводе ЭДС. В то же время новая форма поставила новые вопросы.
Во-первых, как упоминалось выше, перевод ЭДС осуществляется в рамках применяемых форм безналичных расчетов. Как следствие, возникает замкнутый круг – перевод ЭДС осуществляется в рамках расчетов в форме перевода ЭДС. В связи с этим новая форма слабо способствует появлению ясности в вопросе о конкретном перечне применимых при переводе ЭДС форм безналичных расчетов.
Во-вторых, состав перечня форм безналичных расчетов указывает на то, что перевод ЭДС может осуществляться только в рамках формы «расчеты в форме перевода ЭДС». В связи с этим в соответствии с логикой перечня данная форма требует дальнейшей детализации. Как минимум эту форму необходимо расщепить на две формы – «расчеты в форме перевода ЭДС по распоряжению плательщика» и «расчеты в форме перевода ЭДС по требованию получателя средств».
Формы безналичных расчетов в большинстве случаев определяют формы соответствующих распоряжений о переводе денежных средств. Перечень и описание реквизитов некоторых распоряжений (платежного поручения, инкассового поручения, платежного требования и платежного ордера) приведены в Положении № 383-П, а перечень и описание реквизитов иных распоряжений должны устанавливаться операторами по переводу денежных средств самостоятельно. Таким образом, операторы ЭДС в значительной части самостоятельно будут устанавливать для клиентов перечень и описание реквизитов распоряжений в отношении ЭДС.
Заметим, что перевод ЭДС не является единственным способом перевода денежных средств, в рамках которого используются ЭДС. В Положении № 383-П выделено девять способов перевода денежных средств, причем в пяти из них используются ЭДС:
а) списание денежных средств с банковских счетов плательщиков и увеличение остатка ЭДС получателей средств;
б) прием наличных денежных средств, распоряжение плательщика – физического лица и увеличение остатка ЭДС получателя средств;
в) уменьшение остатка ЭДС плательщика и зачисление денежных средств на банковский счет получателя средств;
г) уменьшение остатка ЭДС плательщика и выдача наличных денежных средств получателю средств – физическому лицу;
д) уменьшение остатка ЭДС плательщика и увеличение остатка ЭДС получателя средств.
При использовании перечисленных способах перевода денежных средств плательщики и получатели средств могут являться клиентами разных кредитных организаций, поэтому особую актуальность приобретает вопрос о единообразии платежных реквизитов плательщиков и (или) получателей ЭДС. Такое единообразие может строиться на идентификации реквизитов остатка ЭДС, идентификации реквизитов ЭСП, смешанной идентификации реквизитов остатка ЭДС и ЭСП и т. д. При этом в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей должен применяться второй или третий подход, так как в соответствии с законодательством налоговые органы при взыскании налогов за счет ЭДС должны указывать реквизиты КЭСП, которые им обязаны сообщать операторы ЭДС при возникновении или прекращении прав использования КЭСП.
Идентификацию платежных реквизитов целесообразно осуществлять наиболее простыми и эффективными способами. В частности, для идентификации реквизитов остатка ЭДС можно установить единообразные правила формирования номера учетной записи, содержащей размер остатка ЭДС (фактически это будет номер виртуального счета – аналог номера банковского счета). А для идентификации реквизитов ЭСП – единообразные правила формирования номера ЭСП, присваиваемого оператором ЭДС в целях учета ЭСП в рамках ведения базы договоров с клиентами.
Заметим, что в случае смешанной идентификации, когда используются оба реквизита – идентификатор ЭСП и идентификатор остатка ЭДС, принципиально возможно передавать распоряжения в отношении одного остатка ЭДС с помощью одного или нескольких ЭСП, а с помощью одного ЭСП – в отношении одного или нескольких остатков ЭДС. Данный подход существенно повышает возможности управления остатками ЭДС со стороны клиентов оператора ЭДС в случае нарушения бесперебойной работы механизма оборота ЭДС. В частности, это касается возможности управления остатками ЭДС с помощью предоплаченных карт в случае нарушения бесперебойной работы тех или иных карточных платежных систем.

В соответствии со схемой переводы первого уровня осуществляются деньгами Банка России между счетами клиентов (КС) Банка России. Переводы второго уровня осуществляются депозитными деньгами кредитных организаций между банковскими счетами клиентов (БС) кредитных организаций. Переводы третьего уровня осуществляются в ЭДС между остатками ЭДС (ОЭ), открытыми на счетах аналитического учета в рамках счета 40903 «Средства для расчетов чеками, предоплаченными картами и осуществления переводов электронных денежных средств с использованием электронного средства платежа»[75] на балансе оператора ЭДС. Таким образом, в рамках системы безналичных переводов России перевод ЭДС предлагается интерпретировать как безналичный перевод третьего уровня.
В процессе осуществления переводов ЭДС выполняется целый ряд смежных с ними операций, в частности предоставление наличных и безналичных денежных средств с целью увеличения остатка ЭДС, заключение договоров об обслуживании клиентов, идентификация клиентов, информирование клиентов, предоставление клиентам ЭСП, открытие и ведение банковских счетов, обмен ЭДС на наличные или депозитные денежные средства и т. д. В этих операциях, кроме оператора ЭДС, могут участвовать другие субъекты НПС. В частности, кроме операторов ЭДС, такими субъектами могут быть операторы по переводу денежных средств и банковские платежные агенты и субагенты.
Оператор ЭДС может привлекать банковских платежных агентов для выполнения трех групп операций:
1) принятие и (или) выдача физическим лицам наличных денежных средств, в том числе с применением платежных терминалов и банкоматов;
2) предоставление ЭСП клиентам оператора ЭДС и обеспечение использования указанных ЭСП в соответствии с условиями, установленными оператором ЭДС;
3) проведение идентификации клиентов – физических лиц, их представителей и (или) выгодоприобретателей в целях перевода ЭДС.
Если банковский платежный агент является юридическим лицом, то для выполнения первых двух групп операций он может (в случае, если это предусмотрено договором с оператором ЭДС) привлекать банковских платежных субагентов. При этом между оператором ЭДС и банковским платежным агентом, а также между банковским платежным агентом и банковским платежным субагентом должны быть заключены соответствующие договоры и выполнены иные условия, в том числе условия об осуществлении операций от имени оператора ЭДС и об использовании специального банковского счета (или нескольких таких счетов) для зачисления в полном объеме наличных денежных средств, полученных от физических лиц. Зачисленные на специальный банковский счет банковского платежного агента (субагента) наличные денежные средства не могут выдаваться в наличной форме, но могут быть переведены на другие специальные банковские счета банковского платежного агента (субагента), а также на другие банковские счета.
Возможность привлечения банковских платежных агентов (субагентов) является важнейшим элементом деятельности любого оператора ЭДС. Как известно, экономика бизнеса системы переводов ЭДС характеризуется сетевым эффектом – ценность участия в системе и, как следствие, количество переводов ЭДС быстро растет по мере увеличения количества активных участников. При этом количество участников системы перевода ЭДС во многом зависит от доступности смежных услуг – услуг по внесению денежных средств для пополнения остатка ЭДС, по обмену ЭДС на наличные и депозитные денежные средства, по идентификации клиентов и т. д. Расширение сети банковских платежных агентов и субагентов способствует быстрому увеличению точек доступа к указанным смежным услугам, что, в свою очередь, стимулирует развитие системы переводов ЭДС.
Другим фактором, который способствует расширению сети участников системы перевода ЭДС, является возможность использования денежных средств на лицевых счетах абонентов операторов мобильной связи, внесенных ранее в виде аванса за услуги связи, для пополнения остатков ЭДС. Для этого необходимо выполнить три условия:
1) физическое лицо должно являться клиентом оператора ЭДС и абонентом оператора связи;
2) оператор связи должен иметь право самостоятельно оказывать услуги радиотелефонной подвижной связи;
3) оператор связи должен заключить соответствующие договоры с указанным физическим лицом и оператором ЭДС.
Для увеличения остатка ЭДС абонент должен передать распоряжение об увеличении остатка ЭДС (например, с помощью мобильного телефона) своему оператору связи. Далее оператор связи должен передать распоряжение об увеличении остатка ЭДС абонента оператору ЭДС. При получении распоряжения от оператора связи оператор ЭДС должен увеличить остаток ЭДС своего клиента – абонента оператора связи и направить соответствующее подтверждение оператору связи. Получив от оператора ЭДС подтверждение увеличения остатка ЭДС, оператор связи должен передать соответствующее подтверждение своему абоненту. Особенностью данной схемы является то, что увеличение остатка ЭДС может быть встроено в процесс осуществления перевода денежных средств с помощью абонентского устройства мобильной связи. В таком случае абоненту оператора мобильной связи достаточно согласиться с предлагаемыми условиями обслуживания, нажав соответствующую кнопку. При этом непосредственно перевод денежных средств осуществит оператор ЭДС путем перевода ЭДС или перевода остатка ЭДС в пользу выбранного поставщика товаров или услуг.
В соответствии с общим принципом, предусмотренным Законом о НПС, остаток ЭДС не может увеличиваться путем предоставления денежных средств оператором ЭДС. Однако, как упоминалось выше, в данной схеме общий принцип нарушается – оператор ЭДС увеличивает остаток ЭДС своего клиента, абонента оператора связи, до получения денежных средств от оператора связи, поскольку в соответствии с Законом о НПС оператор связи должен перевести оператору ЭДС денежные средства в сумме увеличения остатков ЭДС своих абонентов за текущий день не позднее следующего рабочего дня. В то же время оператор связи не может предоставлять своему абоненту денежные средства для увеличения остатка ЭДС. Более того, при получении подтверждения от оператора ЭДС увеличения остатка ЭДС абонента оператор связи должен незамедлительно уменьшить сумму денежных средств абонента, учитываемую в качестве аванса за услуги связи.
Возможность увеличения остатка ЭДС за счет денежных средств, внесенных ранее в виде аванса за услуги связи оператору связи, стимулирует дальнейшее развитие платежных услуг, предоставляемых операторами мобильной связи. При этом абоненты операторов мобильной связи обладают двумя важными характеристиками, которые способствуют быстрому развитию мобильных платежей:
а) они привыкли постоянно пополнять свои лицевые счета у операторов мобильной связи через терминальные и розничные сети;
б) многие из них уже имеют опыт перевода денежных средств с помощью SMS-сообщений.
Необходимо отметить, что в большинстве случаев операторы мобильной связи предлагают своим абонентам осуществить платеж (увеличить свой остаток ЭДС у оператора ЭДС и выполнить перевод ЭДС) как с использованием мобильного телефона (или другого абонентского устройства), так и с помощью компьютера через веб-интерфейс на сайте оператора мобильной связи. Это говорит о взаимном проникновении платежных услуг операторов ЭДС и операторов мобильной связи, которые предлагают своим клиентам однотипные услуги: переводы ЭДС с использованием ЭСП в виде персонального компьютера и (или) мобильного телефона.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.